Всего новостей: 2655471, выбрано 8 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Гессен Маша в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 25 октября 2018 > № 2772343 Маша Гессен

Helsingin Sanomat (Финляндия): Россия похоронила свое прошлое и таким образом уничтожила свое будущее, говорит Маша Гессен, которая уже дважды бежала из страны

В беседе с финским журналистом Маша Гессен утверждает, что русские «немного другие». Сама она в 1981 году уехала из СССР, тогда ей было 13 лет. Через десять лет вернулась — в качестве американского журналиста. В 2013 уехала снова. И теперь, конечно, стала «экспертом» по России. Ее оценки, судя по интервью, трудно назвать «взглядом со стороны». Скорее, это — типичное «мнение постороннего».

Саска Саарикоски (Saska Saarikoski), Helsingin Sanomat, Финляндия

Нью-Йорк — «Я не хочу говорить об этом», — произносит Маша Гессен и смотрит на меня как на дурака.

Резкая реакция писательницы пугает меня. Вдруг она сейчас возьмет свои вещи и запрыгнет на велосипед, припаркованный на улице?

Пристыженно бормоча, я опускаю первый вопрос, указанный в моем блокноте: «Что хорошего есть в России?»

Я попытался начать интервью мягко, но Маша Гессен, похоже, не любит такой стиль общения. Ничего удивительного.

Книга Гессен «Будущее — это история» — это ужасно печальное произведение о России, стране, из которой 51-летней писательнице пришлось уже дважды бежать.

Книга, которая была признана лучшим произведением публицистики в США в 2017 году, недавно была переведена на финский язык.

Маша впервые покинула страну в 1981 году. Тогда она переехала в Америку вместе с родителями. Через десять лет Гессен вернулась на родину в качестве американского журналиста.

Тогда в стране были непростые времена. Советский Союз доживал свои последние дни, консерваторы и демократы боролись за власть, интеллектуалы собирались в прокуренных квартирах, чтобы обсуждать демократию, философию и будущее России. На мгновение все показалось возможным.

«Россия была самым волнующим местом в мире. Вокруг меня все постоянно думали о том, что они выражают свое мнение и участвуют в решении разных вопросов. Это был короткий, но невероятный период времени».

«Я была поражена и вдохновлена, чувствовала себя комфортно. После первой статьи вышла вторая, появились друзья, установились интересные отношения, и я решила остаться — сначала ненадолго, а потом — на подольше».

Маша Гессен быстро заметила, что русские были немного другими. Она поняла, что тоталитаризм оставил свои шрамы на людях.

В 1982 году Александр Зиновьев выпустил книгу, в которой он утверждал, что СССР сформировал особый тип человека — циничного, готового приспосабливаться. Он назвал этого человека Homo Sovieticus.

Через пять лет, в период политики гласности, провозглашенной Михаилом Горбачевым, социолог Юрий Левада получил задание выяснить, как поживает советский человек. На основании результатов опроса социолог ответил: Homo Sovieticus пока еще существует, но скоро вымрет.

Прогноз оказался неверным. В опросе 1994 года 75% респондентов сообщили, что распад Советского Союза принес больше плохого, чем хорошего. По мнению исследователей, люди нуждались в безопасности больше, чем в свободе.

Homo Sovieticus был жив, здоров и ждал нового руководителя.

Конец президентского срока Бориса Ельцина был странным временем. Крах экономики в 1998 году привел страну к хаосу, в котором были обвинены демократы. С тех пор в понимании россиян демократия стала синонимом беспорядка.

На смене тысячелетий россияне наконец смогли найти руководителя, которого им так не хватало. Ельцин передал свой пост Владимиру Путину, который начал постепенно затягивать гайки. Иметь независимые взгляды стало в России сложно и опасно.

Гессен — еврейка, американка, лесбиянка, интеллектуал — была живой мишенью для постоянно крепнущей группы фанатиков. Сразу после смены власти писательница начала получать угрозы в свой адрес, позже на нее начали нападать на улицах.

«Ситуация стала невыносимой, когда под угрозой оказались мои дети», — говорит Гессен.

Вернувшись на пост президента в 2012 году, Путин заставил парламент принять закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Гессен предупредили, что власти могут лишить писательницу права опеки над усыновленным мальчиком.

В США все развивалось в другом направлении: легализация однополых браков открыла для русской супруги Гессен двери в США. В 2013 году Гессен во второй раз покинула свою родную страну.

По мнению Маши Гессен, главная особенность Homo Sovieticus — двоемыслие. Это способность принимать вещи, которые абсолютно противоречат друг другу. Этот термин был взят из книги Джорджа Оруэлла (George Orwell) «1984».

Свежий пример российского двоемыслия — попытка отравления в Солсбери. Государственный телеканал взял интервью у двух мужчин, подозреваемых в преступлении, которые уверяли, что восхищались в Великобритании достопримечательностями.

«Конечно, каждый видел, что мужчины — никакие не туристы, — говорит Гессен. — Но именно это и есть двоемыслие: люди могут одновременно подозревать и россиян, и британцев».

Тоталитарное двоемыслие и государственная пропаганда создали в России ситуацию, в которой возможно все что угодно, и ничто не имеет значения.

Гессен пришла к понятию двоемыслия, когда брала интервью у жертв коммунистических репрессий. Она заметила, что многие жертвы относились к своей судьбе удивительным образом.

«Одна женщина в 17 лет была отправлена на 10 лет в трудовой лагерь. Когда я спросила, что она думает об этом сейчас, женщина ответила, что она не была виновна в преступлении, в котором ее обвинили, но ситуацию можно понять — стране нужна была рабочая сила».

Гессен также рассказывает в своей книге о женщине, которая донесла на своего мужа за троцкистские взгляды. Позже женщина уверяла свою дочь, что в ее жизни было две больших любви — расстрелянный муж и коммунистическая партия.

По словам Гессен, такие заявления кажутся абсурдными, но это связано с тем, что они пытались выжить в абсурдной системе. Человек не может выздороветь в один момент, с приходом новой системы.

«Ведь нельзя представить, что жертва торговли людьми сразу же после освобождения сможет установить счастливые отношения», — говорит Гессен.

Почему России не удалось измениться, как Германии после 1945 года?

«В России ситуация была гораздо тяжелее, — отвечает Гессен. — Нацистская власть продлилась всего 12 лет, так что у всех взрослых были воспоминания о более раннем периоде. Тоталитаризм в России продлился 73 года, так что люди ни о чем другом уже не знали».

Второе различие заключалось в отношениях убийцы и жертвы. В Германии жертвы были «другими», то есть евреями или гомосексуалистами. А в России жертвой мог стать кто угодно, и сами убийцы тоже часто становились жертвами.

«Немцы раскаялись, потому что люди знают, что нужно делать, если сделал кому-то плохо. Существуют готовые примеры».

«Русский террор был другим. Общество уничтожило себя. Это был террор-самоубийство. Подобрать для него хоть какое-нибудь объяснение будет тяжело».

Гессен сравнивает Россию с Эстонией, которая подвела черту в своей истории, обвинив во всем иностранных захватчиков.

«Эстонцы придумали себе одну ясную историю: Эстония была свободной страной, которая стала объектом оккупации соседних стран. Сейчас оккупанты ушли, и мы можем снова стать такими, какими были всегда — хорошими людьми».

Однако речь не о том, является ли эта история правдивой, а о том, дает ли она обществу ту основу, которая позволяет людям доверять друг другу и продолжать совместную жизнь.

У России такой истории нет. Поэтому стране необходимы внутренние и внешние враги.

«Не знаю, можно ли как-то решить проблему российской травмы, — говорит Гессен. — Тяжело видеть, что такие случаи сохранились и в нашем поколении».

Многое зависит от действий Путина. Русские уже поняли, что диктаторы не так сильны, как кажется.

«Я не оптимист. Однако хотелось бы думать, что все еще может измениться к лучшему. Конечно, вряд ли все станет настолько хорошо, что я сама захочу еще раз переехать в Россию».

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 25 октября 2018 > № 2772343 Маша Гессен


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 марта 2018 > № 2517001 Маша Гессен

Интервью с Машей Гессен о Путине, России и Трампе

Дэвид Ремник (David Remnick), The New Yorker, США

Маша Гессен родилась в Советском Союзе, в подростковом возрасте переехала в Соединенные Штаты и на протяжении всей своей взрослой жизни находилась между двумя чуждыми друг другу народами. Ее глубокое знание обеих культур дает ей уникальное понимание политики, страхов и национальных мифов каждого из двух обществ.

Гессен поговорила с Дэвидом Ремником — который освещал падение Советского Союза в качестве московского корреспондента «Вашингтон пост» — о своем глубоком скептицизме по поводу одержимости американских СМИ расследованием, которое проводит специальный прокурор Роберт Мюллер о предполагаемом сговоре между участниками предвыборной кампании Трампа и российской стороной в ходе выборов 2016 года. Как ярый критик Путина Гессен предупреждает о «завышенных ожиданиях» в отношении расследования Мюллера. «Картина, которую нам откроют в конце концов, не будет столь определенной и очевидной, как мы ожидаем, — говорит Гессен. — Это не приведет к импичменту. Даже если бы все имело более определенный характер, мы бы просто сидели и думали: «Что, правда? И он до сих пор сидит в президентском кресле?»

Гессен, журналист и активист по защите прав сексуальных меньшинств, выделяет один небольшой пример сопротивления власти Путина в преддверии российских президентских выборов в марте 2018 года. Она приветствует ту поддержку и солидарность, которую получила гомосексуальная видео-пародия, снятая четырнадцатью подростками-курсантами летного училища, расположенного к северу от Полярного круга. После трансляции видео государственными СМИ и его публичного осуждения российский интернет заполонили схожие любительские клипы, пародии на музыкальное видео 2002 года итальянского диджея Бенни Бенасси (Benny Benassi) под названием «Satisfaction» («Удовлетворение»). Снятые в поддержку курсантов видео, многим из которых сопутствовал хэштег #удовлетворение, восхваляют гомосексуализм в такой степени, что Гессен не предполагала даже гипотетическую вероятность подобного в столь глубоко гомофобном обществе, где государство провело рационально организованную шестилетнюю кампанию против геев.

«Это лучшая и наиболее вдохновляющая из всех историй, берущих начало в России и описанных мною за последние несколько лет, — утверждает Гессен. — Внезапно начали появляться ролики в поддержку тех студентов. И это не было простыми пародиями или бессмысленными съемками — это было вполне организованным предприятием, а также весьма вдохновляющей демонстрацией солидарности».

Дэвид Ремник: Маша, совсем недавно мы увидели все эти потрясающие видео-пародии, спровоцированные видео на итальянский музыкальный клип.

Маша Гессен: Которая и сама была пародией.

Ремник: Именно. Итак, в России оно произвело фурор, а затем захватило и весь мир. О чем оно и что вообще означало?

Гессен: Прежде всего, это лучшая и наиболее вдохновляющая из всех историй, берущих начало в России и описанных мною за последние несколько лет. 17-18-летние ребята-курсанты Института гражданской авиации в небольшом российском городе Ульяновске сняли видео-пародию на музыкальный клип «Satisfaction» итальянского диджея Бени Бенасси (Benny Benassi).

Ремник: Гомосексуальное видео.

Гессен: Да, гомосексуальное, но при этом, как ни странно, весьма культурно мотивированное. Случай возмутительный, ведь в этой стране пропаганда гомосексуальности противозаконна.

Ремник: Что же послужило причиной? Это развращает нравы российских молодых людей или имеет глубокие политические корни?

Гессен: Думаю, у них была масса проблем в связи с тем, что они затронули столь наболевший вопрос.

Ремник: Зачем вообще обращать на это внимание? С чего вдруг официальным СМИ говорить об этом?

Гессен: Местные чиновники впали в панику и хотели, чтобы этих ребят либо исключили, либо привлекли к какой-либо иной дисциплинарной ответственности, и вмешалось министерство. После выхода видео, освещения в СМИ и слов губернатора о необходимости дисциплинарной ответственности внезапно начали появляться ролики в поддержку тех студентов. И это не было простыми пародиями или бессмысленными съемками — это было вполне организованным предприятием.

Ремник: Россия, как нам представляется сегодня, находится на гребне консервативной волны, возглавляемой Владимиром Путиным. И консервативность эта проявляется не только по отношению к Соединенным Штатам, демократии или антидемократии. Мы судим о ней в рамках российской версии того, что называлось «моральным большинством».

Гессен: Да, именно так. На этом языке Путин и говорит. Он говорит о традиционных ценностях, семейных ценностях и тому подобном.

Ремник: И вы сочли распространение этих видео знаком своего рода инакомыслия?

Гессен: Да, к тому же это стало весьма вдохновляющей демонстрацией солидарности.

Ремник: Однажды вы писали для «Нью-Йоркера» о том, что в одном из регионов России — Чечне — гомосексуальных мужчин и женщин сажали в тюрьму и изолировали от общества самим жестоким образом. В России ситуация сегодня, как представляется, схожая.

Гессен: Они выслеживали и арестовывали геев. Лесбиянок тоже, но в основном геев — и не потому, что отношение к лесбиянками более снисходительное, а потому, что семья такой женщины, узнав о ее наклонностях, просто-напросто убила бы ее.

Ремник: Это по всей России или именно в Чечне?

Гессен: В Чечне. Геев арестовывали, пытали, заставляли называть имена мужчин с аналогичными наклонностями, а затем обычно выдавали семьям с приказом убить их. И в ряде случаев подобные казни действительно имели место.

Ремник: Вы считаете данные видео чем-то вроде протеста против подобного рода жестокости, подобного рода политики. В марте в России состоятся выборы президента, и у Путина практически нет соперников, оппозиции, как и шансов проиграть. Я прав?

Гессен: Зависит от того, кого вы подразумеваете под оппозицией. В избирательный бюллетень без разрешения Путина попасть нельзя. В данный момент там числится несколько человек, причем о некоторых никто даже и не слышал. Один из кандидатов — Ксения Собчак — представляет собой весьма интересный проект. Эта молодая женщина, на мой взгляд, действительно пытается использовать данную кампанию для того, чтобы поднимать такие вопросы, о которых в России обычно не говорят, и делает это достаточно смелым образом.

Ремник: И какие же проблемы она поднимает?

Гессен: Она ездила в Чечню и говорила о политических убийствах, чего за последнее десятилетие не делал ни один российский политик. Решиться на такое дано не каждому. Она также говорила о том, что Алексей Навальный…

Ремник:… знаменитый антикоррупционер…

Гессен:… он самый, а также тот человек, у кого были бы самые высокие шансы победить Путина в том случае, если бы ему позволили баллотироваться.

Ремник: Его брата бросили в тюрьму, а сам он периодически попадает за решетку в ходе различных демонстраций.

Гессен: А еще чуть не ослеп на один глаз во время нападений, и против него выдвинуто не одно обвинение. Поразительно, что этот человек все еще ходит по улицам и — что еще поразительнее — продолжает выполнять свою работу.

Ремник: В случае проведения открытых выборов был бы у Навального шанс победить Путина, если бы у него был доступ к СМИ и возможность выступить на дебатах? Стал бы Путин уязвим, если бы дебаты велись о сущности политических проблем?

Гессен: Все СМИ контролируются Путиным. Дебаты проводятся, но он в них не участвует, считая это ниже своего достоинства. О насущных политических проблемах не говорят никогда, так что даже для того, чтобы хотя бы обеспечить возможность проведения свободных, открытых и честных выборов потребовались бы значительные структурные и культурные сдвиги. Прежде всего им необходимо было бы задуматься о результатах подобного рода сдвигов, а в случае непосредственного проведения таких выборов Путин действительно оказался бы невероятно уязвим.

Ремник: В некотором роде суть российских выборов заключается не в том, кто победит, а в том, что ждет людей в эпоху после Путина. Об этом много говорят как в Москве, так и в других местах. Сколько ему сейчас лет?

Гессен: В этом году будет 66.

Ремник: Новый президентский срок продлиться еще 6 лет.

Гессен: Я всегда советую людям прочесть великолепную книгу Джошуа Рубинштейна (Joshua Rubenstein) «Последние дни Сталина», в которой описано то всеобъемлющее смятение, что охватило страну после смерти Сталина, и отсутствие на тот момент какого-либо плана преемственности. Сталин абсолютно точно верил в то, что не умрет никогда. Будет полный хаос, и в этот момент произойти сможешь все, что угодно.

Ремник: У нас (по крайней мере, у большинства) сложилось впечатление, что Путин был рад победе на выборах в США Дональда Трампа, и что он тоже в некоторой степени приложил к этому руку. Также нам кажется, что за время своего пребывания в должности Путин изменил свое отношение к Трампу. Что скажете?

Гессен: Прежде всего, мне кажется, что победа Трампа доставила ему удовольствие…

Ремник: Он так ему нравится? Или Трамп что-то должен Путину? Или все из-за ненависти к Хиллари Клинтон?

Гессен: Да, он ненавидел Клинтон, но забавным казалось даже предположение о возможной победе Трампа. Путин всегда называл его клоуном. Трамп интерпретировал его слова в свою пользу и счел их комплиментом. Путин тогда назвал его «ярким», но имел виду именно то, что он клоун, недоразумение. Путин на самом деле не верит в то, что существуют выборы с непредсказуемым исходом, и это особенно забавно, ведь все, включая Путина, готовились к победе Клинтон, а победил Трамп. И тот факт, что его победу приписали Путину, сделав его таким образом наиболее влиятельным человеком в мире, действительно многих повеселил. Но я, разумеется, полагаю, что ему было бы проще иметь дело с кем-то более предсказуемым, вроде Хиллари Клинтон.

Ремник: Так Трамп Путина в чем-то не устраивает?

Гессен: Победа Трампа привела Путина в смятение. Если вы смотрите российское телевидение, там только и говорят о том, как Трамп не смог отменить санкции, связанные с Украиной, как войну в Сирии до сих пор считают войной России против Соединенных Штатов и так далее. Да, Трамп никого не устраивает, он непредсказуем, он не позволяет Путину демонстрировать свою силу в той же мере, что позволила бы ему агрессивная позиция Хиллари. К тому же с ним трудно иметь дело.

Ремник: Признает ли российская политическая элита факт вмешательства спецслужб в ход американских выборов? Этим фактом гордятся или его отрицают?

Гессен: В ходе ежегодной пресс-конференции в декабре прошлого года Путину задали вопрос о том, каково это, когда тебе в заслугу ставят победу на выборах в США…

Ремник:… что, будь это сюжетом шпионского романа, стало бы блестящей победой спецслужб.

Гессен: Естественно. Это то, о чем он всегда мечтал: стать тем человеком, который контролирует и меняет мир откуда-то из-за кулис. И эта роль понравилась бы ему намного больше, чем роль президента, хотя и она ему весьма по душе. Но в то же время Россия — официально, конечно же — все отрицает и насмехается над такими слухами. Но это лишь подливает масла в огонь внутри самой страны, поскольку подобного рода заявления не могут не льстить.

Ремник: Нам постоянно говорят о том, что рейтинги популярности Путина колеблются в районе 90%, это так?

Гессен: 85-86%, да.

Ремник: Неплохо.

Гессен: О да. Трампу о таком приходится только мечтать.

Ремник: Ниже, чем у некоторых диктаторов, но выше, чем у большинства других лидеров. Чем обусловлен подобный рейтинг? О чем это говорит, а о чем — нет?

Гессен: Здесь говорить о России западными понятиями становится реально сложно. Сложно становится уже тогда, когда мы говорим о тех же выборах, но использовать фразу «общественное мнение» для описания чего-то, что не является мнением, в таком месте, где и общества-то нет, попросту невозможно.

Ремник: В каком смысле «нет общества»?

Гессен: Нет общественной сферы, нет того обмена информацией, который происходит посредством СМИ и тому подобного. Имеют место крошечные эпизоды раздробленных дискуссий, которые никак не связаны между собой и друг друга не обогащают.

Ремник: Иными словами, если я включу в Москве или любом другом российском городе телевизор, я не услышу никаких противоречащих официальной позиции точек зрения, кроме тех, что высмеиваются или вызывают сомнение? Если я отправлюсь в книжный магазин, то найду неимоверное количество политической литературы, которую в советское время никто никогда и не видел. Существует ли пространство для некоторой свободы?

Гессен: Я думаю об этом больше как об экономике репрессий. Это происходило на всем протяжении позднего советского периода. Советский Союз, можно сказать, экспериментировал с этим. Оказалось, что не нужно отправлять миллионы людей в тюрьмы, чтобы держать народ в узде.

Ремник: Ну да, Гулаг — штука дорогая. Когда вы думаете об этом и читаете здешние новости и аналитические материалы, не кажется ли вам, что у Путина «есть что-то на американского президента»?

Гессен: Лично я отношусь к этому скептически. А вот у Сторми Дэниелс точно на него что-то есть.

Ремник: Да, в свое время это было четвертой по популярности историей. Чем по-вашему закончится расследование Мюллера в отношении Трампа? Вынудят ли его совершить какую-нибудь ошибку в результате всей этой саги, которую мы условно окрестили «российским скандалом»?

Гессен: Боюсь, здесь ожидания чересчур завышены. Картина, которую нам откроют в конце концов, не будет столь определенной и очевидной, как мы ожидаем. Это не приведет к импичменту. Даже если бы все имело более определенный характер, мы бы просто сидели и думали: «Что, правда? И он до сих пор сидит в президентском кресле?»

Ремник: Спасибо за интервью, Маша.

Гессен: И вам спасибо.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 марта 2018 > № 2517001 Маша Гессен


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496456 Маша Гессен

Любопытное соперничество телезвезды с Владимиром Путиным

Маша Гессен (Masha Gessen), The New Yorker, США

Когда кандидат в президенты России Ксения Собчак выступала в четверг в одном из самых больших залов Колумбийского университета, многие зрители морщились и испытывали некоторую неловкость. Волна неприятных ощущений пронеслась по залу, когда Собчак сказала, что Россия — это самая большая европейская страна, а потом добавила: «Мы — европейцы, мы не азиаты». Еще одна волна дискомфорта прокатилась, когда один из слушателей заметил, что Собчак рискует отвратить от себя избирателей, выступая на стороне ЛГБТ-сообщества и за однополые браки. Собчак пожаловалась, что российское телевидение наверняка оставит без внимания все те серьезные темы, которые обсуждались в тот вечер, и сосредоточится на несколько фривольной теме прав ЛГБТ.

Но если исключить эти моменты, Собчак понравилась аудитории. Имя этой 36-летней телеведущей появится в избирательных бюллетенях на президентских выборах 18 марта (вернее, на том мероприятии, которое сойдет за президентские выборы). Аспиранты, ученые, специалисты по России и российские эмигранты один за другим хвалили Собчак за ее смелость. Исход ритуала под названием «выборы» предопределен. Владимир Путин, находящийся у власти более 18 лет, получит очередной мандат сроком на шесть лет. Но Собчак, воспользовавшись своей предвыборной кампанией, громко заговорила на запретные темы, в том числе о российских политзаключенных. Она даже отправилась в столицу Чечни Грозный, чтобы привлечь внимание к делу правозащитника Оюба Титиева, которого арестовали по сфальсифицированному обвинению в хранении наркотиков. За это ее начали хвалить некоторые российские активисты и журналисты, ранее скептически относившиеся к кампании Собчак.

Проявлять скепсис легко и просто. Собчак — женщина, блондинка, она богата, она прославилась на реалити-шоу, а ее семья близко связана с Путиным. Ее отец Анатолий Собчак, ставший первым постсоветским мэром Санкт-Петербурга, в 1990-е годы взял к себе на работу в качестве заместителя офицера КГБ по имени Владимир Путин. Эти отношения оказались весьма прочными. Работая в тени харизматичного начальника, Путин сколотил состояние и сосредоточил в своих руках власть. Когда городской совет Санкт-Петербурга заподозрил Путина в хищении средств и потребовал провести расследование, Собчак распустил городской совет. В 1996 году Собчак проиграл на выборах, и его не переизбрали. Вскоре после этого против него было начато расследование по делу о ненадлежащем использовании финансовых средств и городской собственности. Тогда бывший заместитель Собчака помог ему уехать из страны. В 1999 году Путин внезапно обрел известность, став премьер-министром и возможным преемником действующего президента. Уже через несколько месяцев он помог бывшему боссу вернуться из эмиграции. В феврале 2000 года Собчак внезапно скончался, и Путин, исполнявший в то время обязанности президента, плакал на его похоронах. Все это хорошо известно, как и то, что без разрешения Путина в России никто не попадает в избирательные бюллетени. Самого известного его оппонента, борца с коррупцией Алексея Навального не допустили к участию в выборах, а он в знак протеста призвал их бойкотировать. Отсюда следует, что это Путин включил Ксению Собчак в списки кандидатов.

При ближайшем рассмотрении Собчак кажется более сложной личностью. Я наблюдаю за ней более 10 лет, и несколько раз брала у нее интервью. В 2011 году, когда в России вспыхнули массовые протесты, в ней как будто мгновенно проснулось политическое сознание. Это похоже на то, как у человека вырастает новая конечность. Собчак казалась удивленной, но решительной, либо смирившейся с произошедшими в ней изменениями, которые она не могла контролировать. Она отказалась от доходной карьеры на государственном телевидении. Когда закончились протесты и начались политические репрессии, ей стали угрожать, и как минимум один раз полиция провела у нее в квартире публичный и унизительный обыск. Собчак стала работать ведущей на оппозиционном телеканале, вещающем через интернет. В 2015 году, когда ей стали угрожать убийством, она была вынуждена на пару месяцев уехать из страны.

В четверг Собчак рассказала мне, что она начала работать над фильмом о своем отце. Она неоднократно просила Путина дать ей интервью, и прошлой осенью он, наконец, согласился. Воспользовавшись этой возможностью, Собчак сказала Путину, что решила составить ему конкуренцию на выборах. По ее словам, он был недоволен.

И вот здесь-то мы подходим к двум давним слухам. Первый о крещении, а второй о смерти. Существует фотография Путина с родителями Ксении, сделанная, по всей видимости, сразу после ее запоздалого крещения в 12-летнем возрасте. Ходят упорные слухи о том, что Путин — крестный отец Ксении Собчак. Она говорит, что это не так: Путин был на крестинах, но участия в них не принимал. (Она также сказала мне, что согласилась креститься исключительно для того, чтобы угодить матери.) Второй слух — об отце Ксении. Анатолий Собчак участвовал в предвыборной кампании за Путина, когда умер — по всей видимости, от инфаркта. Подробности довольно странные. Два бывших офицера КГБ, которые сопровождали Собчака в той поездке, погибли от огнестрельных ранений. Мать Ксении, работающая сенатором, говорит, что знает правду о смерти мужа, но из соображений безопасности не хочет ее раскрывать. Кое-кто считает, что Собчак был убит накануне первых президентских выборов Путина, потому что слишком много знал.

Ксения Собчак в целом с пониманием относится к Путину. «Я думаю, он патриот, — сказала она. — Я думаю, он считает, что сохраняет единство России ценой сверхчеловеческих усилий, и в то же время не позволяет ей превратиться в некое подобие военной хунты». Путин вносит поправки, новые толкования и дополнения в российскую конституцию, чтобы как можно дольше оставаться у власти, однако Собчак полагает, что после шестилетнего срока он постарается найти способ, чтобы уйти. А для этого ему нужен преемник.

Может, Собчак нацелилась на эту должность? Она возразила, заявив, что пока у нее недостаточно политического опыта. Но уже через пару секунд она оживилась. «В этом трагедия нашей страны, — сказала она. — У нас все — неопытные политики». Ксения призналась, что хочет стать таким политиком, который пользуется доверием власть имущих и тех, кто выступает против Путина.

Даже если предположить, что такая странная конструкция возможна, зачем Путину выбирать Собчак себе в преемницы? Ответ прост: Путин сможет быть уверен в том, что Собчак защитит его от судебного преследования, как он когда-то защитил ее отца. Она считает, что Путин захочет оставить свою должность только в том случае, если ему и его состоянию будет гарантирована полная безопасность.

Конечно, это свидетельствует о том, что Путин не намерен оставаться у власти неопределенно долго, и что он не отдавал приказ об убийстве отца Собчак.

Тогда как же насчет всех этих слухов? Собчак думает, что Путин не убийца. По ее мнению, те политические убийства, которые происходят в России довольно регулярно, это дело рук его ретивых сторонников, и что он не отдавал приказы о ликвидации. А в 2000 году, заявляет Ксения, у Путина еще не было таких ретивых сторонников. «Мне известны такие идеи, — сказала Собчак по поводу слухов о том, что Путин приказал убить ее отца. — Но это просто немыслимо. Если это так, то мир совсем не такой, каким я его представляю».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496456 Маша Гессен


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 февраля 2018 > № 2493057 Маша Гессен

Что будет символизировать военный парад Трампа?

Маша Гессен (Masha Gessen), The New Yorker, США

Дональд Трамп попросил у Пентагона военный парад. «Я хочу парад, как во Франции», — заявил он, по версии Washington Post, подразумевая, видимо, посещенные им в прошлом году мероприятия в честь взятия Бастилии. Подобные желания, безусловно, не говорят нам о президенте ничего нового. Он неоднократно говорил, что хотел бы видеть демонстрацию военной мощи.

Разумеется, постепенное превращение навязчивой болтовни в приказ наглядно показывает, как трампизм превращает в реальность даже самую абсурдную риторику. Однако самый важный аспект возможного будущего парада — это значение, которое он может приобрести в американской культуре и политике. Во второй половине 20 века считалось, что военные парады — это советское, а не американское явление.

На самом деле исторически это было не совсем так, и пару раз за время холодной войны Америка все же проводила в Вашингтоне парады. Однако это противопоставление создало мощный образ. Я до сих пор храню оправленный в рамку рекламный постер кроссовок New Balance конца восьмидесятых или начала девяностых годов с цветным бегуном — настоящим воплощением американского духа, — бегущим в противоположном направлении на фоне черно-белого советского парада на Красной площади. Подпись: «Из бегунов получаются плохие коммунисты». Само собой подразумевалось, что военные парады — это примета тоталитарных режимов и что они не сочетаются со свободой. (К слову, в 2016 году глава и владелец New Balance Джим Дэвис (Jim Davis) пожертвовал почти четыреста тысяч долларов на кампанию Трампа.)

Примерно во время этой рекламной кампании Советский Союз проводил последние из своих военных парадов — парад 9 мая 1990 года в честь 45-летия победы во Второй мировой войне (эти парады проводились только в юбилейные годовщины — в 1965 и 1985 годах) и парад 7 ноября 1990 года в честь 73-летия Октябрьской революции (такие парады проводились ежегодно). После этого парады были прекращены, пока президент Борис Ельцин в попытке ободрить расколотое и разочарованное общество не восстановил — не без колебаний — парад на День победы. Это был неоднозначный шаг — как с внешнеполитической точки зрения, так и с внутриполитической. Он ясно продемонстрировал, что Ельцин больше не надеется создать российскую идентичность, не связанную с идеей имперского величия. Кроме того, западные лидеры, включая Билла Клинтона, не захотели принимать участие в праздничных мероприятиях 1995 года, так как Россия тогда вела первую жестокую войну в Чечне. При этом Ельцин перенес парад с Красной площади и отделил его от официального празднования пятидесятой годовщины окончания Второй мировой войны. Четыре года после этого парады не проводились.

Владимир Путин, напротив, наслаждается парадами и превращает их в свое оружие. Когда я писала свою книгу «Будущее — это история: как тоталитаризм снова завоевал Россию», я заставила себя посмотреть записи всех военных парадов, проходивших 9 мая на Красной площади с тех пор, как Путин пришел к власти. Их масштаб постоянно рос. В 2003 году в параде участвовали пять тысяч солдат (более ранних данных я не нашла), а в 2012 году — 14 тысяч. В 2008 году к параду была добавлена военная техника-танки и ракеты. В 2010 году добавилось авиашоу. Сейчас парад считается центральным событием российского политического года. Он отражает современную российскую идентичность: устрашающую, подчеркивающую величие, целиком основанную на победе во Второй мировой войне. Российский социолог Лев Гудков считает, что победа — это очень удобный национальный миф, потому что она бросает свой отсвет и на прошлое, и на будущее. Она объясняет, как СССР превратился в одну из сверхдержав 20 века, и одновременно оправдывает террор, предшествовавший войне и сопровождавший ее.

Французский военный парад в честь Дня взятия Бастилии, вероятно, вдохновивший Трампа, конечно, тоже не до конца свободен от связанных с террором коннотаций, однако в целом его смысл намного симпатичнее. Он прославляет народ, свергнувший монархию и завоевавший свободу (хотя эти люди, разумеется, не носили форму и не маршировали строем).

Что может означать американский парад? На первый взгляд, мировоззрение Трампа выглядит вполне понятным: он считает, что парады прилагаются к президентскому посту, как позолоченная мебель к богатству. Кроме того, Трамп хочет показать, что именно он, а не генералы, которым поручено его обуздывать, командует вооруженными силами — и заодно, что у него кнопка больше, чем у Ким Чен Ына.

Однако Трамп, будучи демагогом, также апеллирует и к более глубоким вещам — таким, как чувство утраченного американского величия или даже утраченного представления Америки о себе. В этом Соединенные Штаты мало отличаются от прочих стран западного мира, который внезапно обнаружил, что его сложившиеся после Второй мировой войны представления о себе утратили убедительность и не могут больше служить опорой для идентичности. Собственно говоря, симптомом этого и стал подъем правых в Европе.

Швеция, в послевоенное время создавшая для себя идентичность гуманитарной сверхдержавы, увидела, как стремительный взлет антииимигрантски настроенных правых разрушает этот образ. Германия столкнулась с еще недавно немыслимым феноменом — с усилением ультраправой партии, напрямую отрицающей саму идею того, что немцы должны принимать во внимание призрак нацизма. А в Соединенных Штатах появился президент, который не верит, что «Америка — нация иммигрантов», и хочет свернуть ей величие с помощью военного парада.

Washington Post сообщает, что Пентагон хочет провести парад на День ветеранов, связанный с победой в Первой мировой войне. Однако трудно представить себе какую новую идентичность можно извлечь из побед 1918 года. Вероятно, как вариант предлагался также День независимости — ведь это было бы ближе всего и по времени года, и по символическому смыслу к тому, что Трамп наблюдал во Франции. Но что, если парад состоится в День поминовения? С учетом происхождения праздника, это может положить начало дискуссии о месте и значении Гражданской войны в американской истории. И трудно без дрожи представить себе, что получится, если тон такой дискуссии будет задавать такой президент.

Маша Гессен — журналист, автор нескольких книг, последняя из которых — «Будущее — это история: как тоталитаризм снова завоевал Россию» («The Future Is History: How Totalitarianism Reclaimed Russia») — получила в 2017 году Национальную книжную премию.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 февраля 2018 > № 2493057 Маша Гессен


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 декабря 2017 > № 2440713 Маша Гессен

Алексей Навальный и бессодержательный спектакль российских выборов

Маша Гессен (Masha Gessen), The New Yorker, США

Писать о президентских выборах в России сложно, но не потому что их трудно понять, а потому что нормальным языком описать такие вещи невозможно. Да, есть кандидаты. Но их фамилии могут появиться в избирательных бюллетенях лишь в том случае, если на это даст свое добро Кремль. Да, есть избирательная кампания. Однако кандидатам дозволяют выступать на телевидении только с разрешения Кремля. Есть и дебаты. Однако Владимир Путин, находящийся у власти в России 18 лет и претендующий на очередной шестилетний срок, не снисходит до участия в них. Есть опросы общественного мнения. Однако их результаты корректируются таким образом, чтобы они совпадали с возможными итогами голосования. Есть и само голосование, но его результат предопределен. Иными словами, то мероприятие, которое намечено на 18 марта 2018 года, является выборами не по сути, а лишь по названию.

У россиян есть выбор. Они могут голосовать или бойкотировать выборы. Это не такое простое решение, как может показаться. Аргументы в пользу бойкота предельно ясны: участие в явном балагане лишь придает легитимность тем, кто его устроил. Сторонники участия в голосовании заявляют, что выборы, даже если они фиктивные, усиливают нагрузку на режим и таким образом создают шанс на перемены. Кремль делает все возможное, чтобы этот спектакль был бессодержательным, а поэтому не надо облегчать ему эту задачу. Попросту говоря, люди, которые бойкотируют выборы, увеличивают тот процент, с которым победит Путин. Однако данный аргумент вызывает сомнения, поскольку соотношение между официальными результатами голосования и реальными неизвестно.

Такие аргументы неоднократно звучали и прежде. Россия проводит фиктивные выборы не в первый, и даже не во второй и не в третий раз. Шесть долгих лет тому назад, когда Путин избирался в последний раз, два его самых известных оппонента (чемпион мира по шахматам, а позже политик Гарри Каспаров и ветеран политики Борис Немцов) призывали к бойкоту. Однако блогер и борец с коррупцией Алексей Навальный выступил против этого призыва. «В призыве к бойкоту нет мобилизующего сигнала, — заявил он. — Эти люди просто говорят: сидите дома, смотрите телевизор и возмущайтесь. Но мы и так весь день сидим дома, смотрим телевизор и возмущаемся». Более того, сказал Навальный, бойкот не приведет к существенному снижению явки.

В декабре 2011 года после откровенно сфальсифицированных парламентских выборов россияне неожиданно вышли на улицы в знак протеста. Казалось, что всю страну охватили демонстрации. Люди протестовали повсюду, а известные писатели, музыканты и актеры присоединились к демонстрациям и митингам. В эту борьбу вступила даже телеведущая по имени Ксения Собчак, которая, как известно, поддерживает тесные связи с путинской семьей (ее отец был первым начальником Путина в политике). Навальный, Немцов и Каспаров стали самыми заметными организаторами протестов. Но в марте 2012 года Путин заявил о своей победе, набрав 63% голосов, и очень быстро закрутил гайки своим оппонентам.

Каспаров в 2013 году был вынужден эмигрировать. Немцова убили в 2015 году. Навального постоянно таскают по судам, обвиняя в мошенничестве и краже денежных средств. Летом 2013 года его приговорили к пяти годам лишения свободы, но потом заменили этот приговор на условный срок, потому что тысячи людей снова вышли на улицы, не боясь арестов. В конце 2014 года Навального посадили под домашний арест, а его брата бросили за решетку, по сути дела превратив в заложника.

Навальный оспорил все приговоры в Европейском суде по правам человека и одержал победу по всем эпизодам. Недавно этот европейский суд назвал необоснованным обвинение и приговор, вынесенный Навальному в 2014 году. Однако российское Министерство юстиции в настоящее время рассматривают апелляцию, и Навальный пока остается осужденным преступником, а его брат сидит в тюрьме. Навальный не только сталкивается с надуманными обвинениями. На него совершаются физические нападения. Однако он превратил свой антикоррупционный блог в крупную, укомплектованную знающими профессионалами следственную организацию, которая продолжает разоблачать коррупцию в российском руководстве и сообщает о результатах своих расследований на необычайно популярном канале в YouTube.

В этом году Навальный также дважды призывал к проведению масштабных протестов, на которые пришло гораздо больше россиян, чем когда-либо прежде, а митинги и демонстрации прошли в большем количестве городов. Тем не менее, эти протесты нельзя назвать чисто политическими акциями, поскольку все их участники приходят в ответ на призывы Навального. А когда протесты заканчиваются, они снова идут домой, смотрят телевизор и возмущаются. В этом году Навальный попытался зарегистрироваться в качестве кандидата в президенты. Если бы ему разрешили участвовать в кампании, он получил бы, наконец, возможность объединить своих сторонников в рамках политической организации.

Только патологический оптимист поверит в возможность того, что Кремль может разрешить Навальному зарегистрироваться в качестве кандидата, принять участие в кампании и включить свое имя в избирательные бюллетени. Российский закон запрещает осужденным преступникам выдвигать свои кандидатуры на выборные должности. Поэтому формальные юридические основания для отказа Навальному в регистрации имеются, несмотря на решение Европейского суда по правам человека. Но ситуация осложнилась еще до того, как Навальный попытался зарегистрироваться в качестве кандидата.

Телеведущая Собчак выдвинула свою собственную кандидатуру. Похоже, что Кремль поставил на эту кандидатуру свою печать одобрения. Одна из характерных особенностей выборов заключается в участии в них кандидата, который на вид достаточно оппозиционен, чтобы придать избирательному спектаклю видимость легитимности, однако он в то же время достаточно приручен и не представляет никакой угрозы.

Шесть лет тому назад эту роль отвели миллиардеру Михаилу Прохорову. В то время он сказал мне, что один кремлевский аппаратчик напрямую обратился к нему с просьбой заняться политикой. (Сейчас Прохоров живет в Нью-Йорке.) В отличие от Навального, Собчак предоставили эфирное время на государственном телевидении. Однако эта женщина является не более чем символическим кандидатом. Да, она выступает против российской оккупации Крыма и за права ЛГБТ-сообщества, она выставляет в себя в качестве оппозиционного кандидата и просит всех, кто против Путина, голосовать за нее. Собчак выступает в образе «кандидата против всех».

Согласившись на ловкий и изощренный постановочный трюк, Собчак пришла на гигантскую ежегодную пресс-конференцию Путина, которая состоялась 14 декабря, и там ей позволили задать вопрос. «У меня вопрос про конкуренцию на этих выборах», — заявила она, а затем задала вопрос, который ее публично попросил поставить Навальный. Она упомянула надуманное обвинение против Навального. Она отметила, что ей очень трудно проводить предвыборную кампанию, потому что люди слишком напуганы и боятся сдавать помещения и распространять агитационные предвыборные материалы. «Все это связано просто со страхом, — заявила Собчак. — Люди понимают, что быть оппозиционером в России — это значит, что либо тебя убьют, либо тебя посадят, либо произойдет еще что-либо в этом духе. Мой вопрос в связи с этим: почему так происходит? Неужели власть боится честной конкуренции?»

Путин дал путаный и отчасти бессвязный ответ, в котором, не называя Навального по фамилии, он обвинил его в стремлении дестабилизировать Россию. «Этого нельзя допустить!» — сказал он под аплодисменты тщательно отобранной аудитории в количестве нескольких сотен человек.

В понедельник заявление Навального поступило в Центральную избирательную комиссию. Организация Навального записала этот процесс на видео. На это больно смотреть. Это была битва человека против бюрократии, похожей на то, что Ханна Арендт называла «господством никого». Навальный изложил причины, по которым он хочет зарегистрироваться в качестве кандидата. Он отметил, что Европейский суд по правам человека признал вынесенный ему приговор недействительным, и призвал чиновников из избирательной комиссии воспользоваться своей независимостью и действовать в соответствии с законом. Председатель ЦИК в ответ заявила, что она беспомощна и не может зарегистрировать Навального, а потом обвинила его в сборе денег под надуманными предлогами и в том, что он «делает идиотов из молодежи».

Как ни пытался Навальный, он не смог заставить чиновников рассмотреть его аргументы по существу. Комиссия единогласно проголосовала за то, чтобы отказать ему в регистрации. Как только заседание комиссии закончилось, Навальный разместил в интернете записанное видео и призвал россиян бойкотировать выборы. Собчак в ответ процитировала его собственные слова шестилетней давности о том, что бессмысленно сидеть дома и злиться на телевизор. «Выборы — это единственный способ что-то изменить», — написала она. Конечно, Собчак исходила из того, что в России существует какой-то способ что-то изменить.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 декабря 2017 > № 2440713 Маша Гессен


Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 декабря 2017 > № 2434315 Маша Гессен

Почему Россия воспринимает запрет на участие в Олимпийских играх как объявление войны

Маша Гессен (Masha Gessen), The New Yorker, США

Международный олимпийский комитет нанес удар в самое сердце путинского режима — возможно, даже не собираясь этого делать. Исполком МОК запретил России принимать участие в Зимних Олимпийских играх 2018 года, которые пройдут в Пхёнчхане, Южная Корея, после того как в рамках расследования были обнаружены доказательства употребления допинга многими российскими спортсменами, а также существования сложной схемы прикрытия, предполагавшей в том числе подмену допинг-проб. Однако МОК предоставил некоторым российским спортсменам возможность принять участие в играх под нейтральным, то есть олимпийским флагом. Это решение могло показаться довольно разумным компромиссом между необходимостью наказать коррумпированную спортивную бюрократию и желанием предоставить чистым спортсменам возможность следовать за своей олимпийской мечтой. Но с точки зрения России, это война.

Вернувшись на пост президента в третий раз пять с половиной лет назад, Владимир Путин восстановил многие обычаи и культурные институты советского общества. Российский гражданин — это член тоталитарного общества, в котором все имеет политическую подоплеку, а по-настоящему личное пространство попросту исчезает. Если рассматривать ситуацию с этого ракурса, то тот выбор, который МОК предложил российским спортсменам, — это выбор между личностью и страной. Кремлевские лакеи уже начали употреблять слово «предательство».

Это слово указывает на то, что Россия находится в состоянии войны со всем миром, и именно так она и видит ситуацию: Россия — это страна, подвергающаяся атаке и окруженная со всех сторон враждебными силами. Именно это распространенное ощущение жизни в осажденной крепости и делает сегодняшнюю Россию — несмотря на множество заметных, поверхностных отличий — чрезвычайно похожей на Советский Союз.

В советскую эпоху Олимпийские игры служили символом борьбы коммунистической империи и миром, полным противников. Победы на Олимпийских играх становились поводом для общенациональных празднований, чемпионы получали высшие государственные награды, такие как Орден Ленина. Подающие надежды молодые спортсмены зачислялись в Олимпийский резерв, который представлял собой систему спортшкол и имел характерно милитаристское название. Это была война, а на войне все средства хороши. Мои друзья, которые занимались в школах Олимпийского резерва — это была очень масштабная система, и лишь очень немногие спортсмены в конечном итоге попадали на международные соревнования — рассказывали мне, что с раннего возраста их начинали накачивать стероидами.

Олимпийские игры 2014 года в Сочи стали одной из личных битв Путина в этой непрекращающейся войне. В первый же день после своей инаугурации в мае 2012 года, Путин встретился с Жаком Рогге (Jacques Rogge), который тогда был главой МОК. Это стало первой встречей Путина в Кремле после его вступления в должность президента в третий раз. Путин заверил Рогге, что, несмотря на беспорядки, которые несколько омрачили его возвращение на президентскую должность, Олимпийские игры пройдут так, как было запланировано. Пока они беседовали, московская полиция устроила облаву на тех, кого подозревали в участии в акциях протеста, которым Путин обещал Рогге положить конец. Путин был убежден, что те акции протеста были организованы Госдепартаментом США. В тот же день Путин подписал указ, в соответствии с которым Министерству иностранных дел России нужно было повысить бдительность в общении с США и НАТО.

Сергей Марков, глава кремлевского аналитического центра, уже назвал запрет МОК на участие России в Играх частью западного заговора, направленного на свержение российского правительства. Спустя несколько часов после пресс-конференции МОК Путин объявил о том, что он будет баллотироваться в президенты — если он одержит победу, это будет его официальным четвертым сроком и фактическим пятым. Победа на выборах позволит ему оставаться во власти как минимум до 2024 года, то есть стать российским лидером, правившим страной целых 25 лет. Заявление Путина никого не удивило, однако оно прозвучало немного раньше, чем многие ожидали — оно даже показалось несколько спонтанным. Возможно, он почувствовал, что ему необходимо поднять войска именно сейчас, и, если напомнить стране, что он еще долго будет руководить страной, это может помочь мобилизации.

Довольно трудно представить себе, чтобы в сложившейся ситуации какой-нибудь российский спортсмен решился принять участие в играх под нейтральным флагом. Однако подобный прецедент уже был. 25 лет назад спортсмены из бывшего Советского Союза (за исключением трех государств Балтии) приняли участие в Зимних Олимпийских играх в Альбервиле и Летних Олимпийских играх в Барселоне под олимпийским флагом, поскольку в декабре 1991 года СССР распался. На всех спортсменах была одинаковая форма, но все они выступали как независимые спортсмены, даже в командных видах спорта. В общей сложности они тогда завоевали 135 медалей, а в Барселоне они взяли больше медалей, чем любая другая сборная. Тогда это выглядело как окончательная победа надежды, солидарности и спортивного мастерства над тоталитаризмом.

Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 декабря 2017 > № 2434315 Маша Гессен


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 сентября 2014 > № 1172087 Маша Гессен

УМИРАНИЕ РОССИИ: ПОСТСКРИПТУМ (" THE NEW YORK REVIEW OF BOOKS ", США )

Маша Гессен

Марк Адоманис (Mark Adomanis) утверждает в Forbes, что он нашел восемь ошибок в моей статье о книгах Мишель Парсонс (Michelle Parsons) и Николаса Эберштадта (Nicholas Eberstadt), посвященных российской демографии. При этом он крайне избирательно подходит к датам и цифрам. Например, пытаясь доказать ошибочность моего тезиса (а на самом деле, тезиса Эберштадта) о том, что рождаемость в России упала в 1989 году и с тех пор не восстановилась, он начинает график с 1991 года - потому что, начни он с 1989 года, моя правота была бы очевидна. Я могла бы перечислить все передержки и искажения, присутствующие в статье Адоманиса, но внимательный читатель может найти их самостоятельно. Поэтому я лучше сконцентрируюсь на содержательной стороне его критики.

По мнению Адоманиса, политика президента Владимира Путина позволила России преодолеть демографический кризис. Фактически, он спорит с одной фразой из моей статьи: "В своем исследовании, опубликованном в 2010 году, Эберштадт справедливо прогнозирует, что в ближайшие годы тенденция к депопуляции умерится, но не будет переломлена". Нижеприведенный график из книги Эберштадта заканчивается 2008 годом и показывает, что к этому моменту данная тенденция имела место уже почти два десятилетия. Вопрос в том, удалось ли ее переломить за последние пять лет?

Информация российского статистического агентства "Росстат" вызывают некоторые сомнения. Дело в том, что еще в 2011 году Росстат пересмотрел свои данные за 2004-2009 годы на основании результатов переписи 2010 года. Хотя статистическое агентство сообщает об этом на своем сайте, оно не упоминает, что результаты переписи 2010 года у многих не вызывают доверия. Доля россиян, отказавшихся в ней участвовать, превысила 20%. Вдобавок, как доказал ряд российских журналистов, региональные власти часто завышали свои показатели, демонстрируя успехи в борьбе - правильно! - с депопуляцией. К этому моменту Путин ясно дал понять, что он считает демографический кризис важной темой, и в итоге чиновники на местах постарались продемонстрировать нужные цифры. С выборами они поступают точно так же.

Но даже если мы будем опираться на сведения Росстата, мы не найдем в них того решительного и устойчивого перелома тенденции, о котором говорит Адоманис. Вот ежегодные данные российского статистического агентства по численности населения с 2007 года по 2014 год:

142.8//142.8//142.7//142.8//142.9//143.0//143.3//143.7

Даже если интерпретировать эти данные самым благоприятным образом, говорить можно будет только о выравнивании - которое и прогнозировал Эберштадт, - а не о переломе тенденции. Однако если принять во внимание ведшуюся в этот период политику агрессивной раздачи российских паспортов этническим русским на приграничных территориях, в выравнивании тоже можно будет усомниться. Кроме того данные за 2014 год должны были бы учитывать более 2 миллионов жителей аннексированного Крыма. Так как они их не учитывают, это означает, что мы имеем дело не с реальной информацией, а с прогнозом, подготовленным в начале года (до мартовской аннексии).

Наконец, очевидно, что даже это неубедительное смягчение депопуляции не сможет продолжаться по одной простой причине: российская демографическая картина по-прежнему отражает последствия Второй мировой войны. Во время войны и сразу после нее рождалось очень мало детей, а выживало еще меньше. Эффект этой "демографической ямы" был столь велик, что он продолжает сказываться из поколения в поколение. В середине 1970-х годов, когда в первый класс пошли дети крошечного военного поколения, российские школы пустели. Эта ситуация повторяется примерно с 25-летним интервалом. Сейчас детьми начнут обзаводиться внуки поколения рожденных в войну, и это неминуемо означает очередной спад рождаемости.

Российские СМИ любят Адоманиса: на записи из его блога на сайте Forbes часто ссылается государственный пропагандистский канал RT. При этом он - не единственный человек на Западе, который в последнее время прославляет успехи Путина в области преодоления демографических проблем. Мне нравится ирония ситуации: если послушать путинских полезных идиотов, можно решить, что в России нет демографического кризиса. Это выглядело бы странно, так как именно на борьбу с демографическим кризисом явно направлены многие из важнейших шагов, предпринимаемых Путиным.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 сентября 2014 > № 1172087 Маша Гессен


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 марта 2014 > № 1054830 Маша Гессен

РОССИЯ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ЛИДЕРА АНТИЗАПАДНОГО МИРА (" THE WASHINGTON POST ", США )

Маша Гессен

"Мы не вступаем в новую холодную войну, - сказал президент Обама в среду в Брюсселе после консультаций с другими лидерами НАТО, представляя мировой порядок после Крыма таким, как он видится ему. - В конце концов, Россия, в отличие от Советского Союза, не возглавляет многосторонние блоки и общемировую идеологию".

Президент Владимир Путин наверняка так не считает. За последние два года в Кремле возникла новая идеология. Настойчиво проталкиваемая в эфире на государственном телевидении, она укрепилась в качестве национальной идеи, став главной движущей силой новой и весьма агрессивной позиции России на мировой арене. Россия перестраивается, превращаясь в лидера антизападного мира.

Во время своего ежегодного обращения к Федеральному Собранию в декабре месяце Путин четко сформулировал эту идеологию. Во всем этом нет ничего нового: находясь у штурвала власти на протяжении 13 лет, Путин в своих выступлениях придерживается прагматизма. Сейчас он выдвигает концепцию, о которой многие россияне мечтали почти четверть века с момента распада Советского Союза, оставившего зияющую брешь в самосознании граждан.

В своем декабрьском послании Путин заявил, что у России нет сверхдержавных амбиций в смысле "претензий на мировую или региональную гегемонию". Однако сказал он, "мы будем стремиться быть лидерами". Объясняя новую самоидентификацию России в отношениях с Западом и в плане претензий на лидерство, он сказал:

"Это абсолютно объективно и объяснимо для такого государства, как Россия, с ее великой историей и культурой, с многовековым опытом не так называемой толерантности, бесполой и бесплодной, а именно совместной, органичной жизни разных народов в рамках одного единого государства". Сам подход к жизни Путин изложил в противопоставлении к западному. На его взгляд, "так называемая толерантность", которую он назвал ключевой чертой западной цивилизации, это не что иное, как сползание к безнравственности. Скорее всего, сюда входит гомосексуализм, и именно поэтому толерантность он назвал "бесполой и бесплодной".

"Сегодня во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности, стираются национальные традиции и различия наций и культур, - продолжил он. - От общества теперь требуют не только здравого признания права каждого на свободу совести, политических взглядов и частной жизни, но и обязательного признания равноценности, как это не покажется странным, добра и зла, противоположных по смыслу понятий".

Пришло время, сказал Путин, выступить против этой напасти толерантности и многообразия, проникающей с Запада. "Мы знаем, что в мире все больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей", - заявил он. Роль России состоит в том, чтобы воспрепятствовать "движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию".

Короче говоря, Путин намерен спасти мир от Запада. Начал он с Крыма. Когда он говорит, что защищает русских на Украине, он имеет в виду, что защищает их от многочисленных ужасных вещей, которые идут с Запада. Спустя несколько дней после обращения президента глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков дал определение этой угрозе с трибуны палаты: "Советники Евросоюза практически в каждом значимом министерстве осуществляют контроль над финансовыми потоками и национальными программами, и расширяют сферу культуры гомосексуализма, которая стала официальной политикой ЕС".

Прошло три месяца, и сегодня русские именно так видят события на Украине: Запад буквально осуществляет захват, и только российские войска могут встать между ничего не подозревающими славянскими гражданами этой страны и наступающими маршем из Брюсселя гомосексуалистами.

Россия не возглавляет блок стран в этом новом крестовом походе против Запада, по крайней мере, пока. Но она явно не одинока в своем стремлении к "традиционным ценностям". Россия сколачивает неофициальный блок "традиционных ценностей" в Организации Объединенных Наций, где Совет по правам человека за прошедшие три года принял целый ряд предложенных Россией резолюций против прав геев. Среди поддержавших данные резолюции союзников России не только ее постсоветские соседи, но также Китай, Эквадор, Малайзия и еще более десятка государств.

Такая антигомосексуальная повестка обладает непрочной базой для формирования воинственного международного альянса государств, но она обладает мощным сплачивающим потенциалом, когда ее представляют в качестве широких антизападных усилий и, конечно же, цивилизационной миссии.

Именно эта миссия, а не просто желание откусить кусок соседней страны, является движущей силой в новой войне Путина. Именно поэтому так сильна поддержка российского общества. Оно надеется, что эта война сделает Россию не только больше, но и снова превратит ее в великую державу.

Маша Гессен - российско-американская журналистка, автор книги "Человек без лица: невероятное восхождение Владимира Путина" (The Man Without a Face: The Unlikely Rise of Vladimir Putin).

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 марта 2014 > № 1054830 Маша Гессен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter